Последние комментарии

  • Елена Белоусова (Фарносова)22 августа, 23:21
    Невестка права в этой ситуации. Зачем такими визитами свекрови портить себе настроение. В каждый её визит бодаться со...Невестка не пускает в свою квартиру: «Встречайтесь с сыном на нейтральной территории»!
  • Елена Белоусова (Фарносова)22 августа, 23:07
    Хочу женщину-хочу женщину! А все приживалки! Может Вам мужчина нужен? Хотя бы точки соприкосновения будут.Хочу женщину, а попадаются унылые приживалки.
  • Надежда Шафран22 августа, 21:12
    Найдите себе пару по интересу. Чем вы можете похвастаться  в свободное от работы время ? Какие увлечения ,кроме секса?Хочу женщину, а попадаются унылые приживалки.

Почему смерть директора магазина в Москве стала новостью №1 для российских СМИ.

Как о важнейшей новости российские СМИ сообщили о кончине фэшн-директора московского ЦУМа Аллы Вербер.

Она умерла в Италии в возрасте 61 года.

«Многие услышат фамилию Вербер впервые, меж тем новость о ее уходе повергла в шок гламурную тусовку», – пишет «Комсомольская правда».

 «Алла Вербер, – продолжает газета, – была одной из самых влиятельных женщин российской фэшн-индустрии.

Вроде Пугачевой, но только не на эстраде, а в моде. Она продвигала в моду молодых, она решала, что мы будем носить. Вернее, не мы, конечно, а состоятельные граждане, отоваривающиеся в ЦУМе… Потому что о чутье Вербер ходили легенды. Она знала, как переделать коллекцию под отечественного покупателя так, чтобы к распродажам почти ничего не осталось. Слушались ее беспрекословно, и не зря: Вербер обеспечивала европейским домам самые массовые продажи».

Чуть ли не все СМИ заполнены репортажами о «творческом пути» директора магазина, соболезнования высказывают звезды российской эстрады и знаменитости шоу-бизнеса.

Откуда же она родом, и каким образом стала так невероятно знаменита?

О своем детстве в Ленинграде Алла Вербер сама с гордостью в одном из интервью рассказывала так: «Мой великий дедушка Абрам Иосифович Флейшер был директором продуктовой базы и большим коллекционером антиквариата, на скрипке играл, как Паганини, и к семье относился с большой ответственностью. Мы с родителями жили с ними на улице Глинки у Театральной площади. Квартира по тем меркам была огромной, двести пятьдесят метров. Отдельной, не коммунальной…»

«Лето, – продолжала свои воспоминания Вербер, – мы проводили на даче в Ольгине, где нам принадлежал огромный участок земли с шикарным домом, который и сегодня там стоит. Мы целыми сутками катались на велосипедах, ездили за арбузами и за мороженым на вокзал. Это был мой мир лет до тринадцати, пока я не поняла, что есть еще и Невский проспект! Я брала за рубль такси и ехала на Невский, где собирались все мои друзья... Мы находили друг друга безо всяких мобильных телефонов, гуляли, ходили на обеды в гостиницу «Европейская» — карманных денег нам на все это хватало. Множество эмоций связано и с гостиницей «Астория»: мы часто ходили обедать и ужинать всей семьей в тамошний ресторан, два пятьдесят стоил обед и пять рублей — ужин. А с 1972 года мы праздновали там каждый Новый год!» 

Социализм в отдельно взятой семье

Те, кто жил в СССР, помнят, какая могла быть в те времена зарплата у директора продуктовой базы в Ленинграде. Понятно, что на нее купить дачу в Ольгино, обедать всей семьей в «Астории», куда пускали только иностранцев, и собирать дорогостоящий антиквариат было никак нельзя.

Но всем понятно, что такое в СССР во времена всеобщего дефицита был директор продуктовой базы, а потому его благосостояние особого удивления не вызывает. Удивляться можно разве только тому, как таким гражданином в свое время не заинтересовался бдительный ОБХСС.

Но вот каким образом в Ленинграде, где половина горожан тогда жила в коммуналках, ее семья могла иметь отдельную квартиру в 250 квадратных метров в самом центре, понять совершенно невозможно. Ведь тогда даже для квартир членов Политбюро в Москве «норма жилплощади», которая существовала в СССР и строжайшим образом соблюдалась, была куда меньше. Так что почему Вербер называла своего дедушку «великим», понять не трудно.

Впрочем, и отец Аллы тоже был на «хлебном месте» – работал заведующим зубопротезным отделением в одной из ленинградских клиник. «Мой папа, зубной врач, был известный в городе человек и очень любил все-все красивое. Все фарцовщики несли вещи Косте Верберу, – с гордостью признавалась его дочь… – Конечно, советская жизнь давалась им обоим очень тяжело – они боялись ОБХСС, боялись сесть... Он подарил моей маме на пятнадцатилетие свадьбы комплект работы Фаберже — чайник и сахарницу из позолоченного серебра со слоновой костью... Я помню день, когда дедушка пришел домой и сказал жене: «Боже мой, Лиза, дай мне срочно фаршированной рыбы! За мной сегодня придут! Этот идиот купил себе „Волгу“!». Имелся в виду мой папа, купивший себе «Волгу» ГАЗ-21 за 18 тысяч рублей». 

Так удобно устроиться в Советском Союзе мало кому удавалось.

Карьера за бугром

Тем не менее в 1967 году, когда началась эмиграция евреев, ее семья, как видно, устав строить социализм для отдельно взятой семьи, эмигрировала из СССР. Аллу выпустили из страны первой, и в 1976 году она одна оказалась в Вене, а затем год прожила в Риме: русская подруга устроила ее работать в престижный бутик на знаменитой Виа Венето. Так Вербер впервые оказалась в центре моды, «среди самых стильных вещей». В конце 1970-х Алла с семьей жила в Монреале (Канада), училась менеджменту, работала в крупном магазине одежды, продолжала интересоваться модой, живописью и дизайном интерьеров. Затем она стала «байером»: ездила на модные показы в Париж, Лондон, Рим и Милан, выбирала и приобретала образцы коллекций одежды на сезон и запускала их в производство на фабриках.

В начале 1980-х Алла Вербер переехала жить в Нью-Йорк. Там она активно общалась с деятелями искусства, успешно занималась торговлей картинами, устраивала выставки, продвигала работы молодых художников. В 1984 году она открыла в Торонто свой первый модный бутик «Katia of Italy», названный в честь ее любимых итальянских марок одежды.

Один из ее клиентов был функционером крупнейшей мировой компании дисконтной торговли «Кеймарт» (K-mart), он пригласил ее сотрудничать. Узнав, что она из России, владелец поручил ей отправиться в Москву и взять под свое управление производство полотенец на одной из столичных фабрик.

Впоследствии она стала директором ЦУМа, которым рулила 16 лет, став в московской гламурной тусовке популярной личностью, у которой одевались все модницы Москвы, входила в список 500 самых влиятельных женщин в мире моды.

В 2011 году Вербер стала кавалером ордена «За заслуги перед Италией». Таким образом итальянское правительство оценило ее заслуги в области выдающегося продвижения в России итальянских марок.

«Благодаря ей и ее неуемной энергии, - с восхищением пишет РБК, – в России в каком-то смысле и выстроилась индустрия моды. Благодаря ей российские покупатели поняли, что такое большая мода, и зачем она им нужна. Благодаря ей пришли в страну крупные люксовые бренды, сегодня ассоциирующиеся со словом «роскошь». Если о жизни Аллы Вербер напишут книгу, собрав в ней все истории, щедро рассыпанные по Сети, выйдет бестселлер — захватывающий, приключенческий, лихой, каким и должна быть любая стоящая модная биография. Не зря сама Алла Константиновна говорила, что считает себя Остапом Бендером в женском обличье».

Словом, для мира моды, для российских нуворишей Алла Вербер, безусловно, была выдающимся человеком и, быть может, действительно «Остапом Бендером в женском обличье». Но вот «тянет» ли она на то, чтобы о ее уходе взволнованно, с придыханием пишут чуть ли не все российские СМИ? Может ли героиня модных тусовок претендовать на роль, так сказать, национального героя? Конечно, смерть любого человека – большое горе для его семьи и близких, печальное событие для тех, кто вместе с ним работал. Но здесь речь идет совсем о другом. О героях нашего времени. Может ли им у нас быть дама, умеющая выгодно продавать модную одежду? Получается, что сегодня – вполне может.

Если раньше в нашей стране героями были академики, космонавты, хоккеисты, передовики производства, то сегодня эту роль стали играть гламурные директора магазинов. А впрочем, чему тут удивляться? Какие времена, такие и герои…

А в заключение добавим, что дочь Аллы Вербер Екатерина – жена Тимура Миндича, который является соратником украинского олигарха Игоря Коломойского и прежним бизнес-партнером нынешнего президента Украины Владимира Зеленского. 

 

Николай Петров

08.08.2019

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх