Свежие комментарии

  • Liudmila Solodko
    Зато там никто и никому ничего не обещает, но и не дает, вертись сам как можешь. Моя дальняя родственница 10 лет прож...Факты о США, из-з...
  • Pavel Luspekaev
    Какая мразь! Гореть этим тварям в аду!Помни о Коломые. ...
  • А Кудасов
    Возможно и так, и тем не менее уровень там много выше. Нам взамен многочисленные обещания самых высокопоставленных ли...Факты о США, из-з...

Марк Григорьевич Фрадкин

Марк Григорьевич ФрадкинМузыкальный, песенный мир Марка Фрадкина — это где мне хочется жить, по чему я скучаю и ностальгирую, хотя никогда там не был.

Или был?

Конечно, это военный цикл. Чудесный «Случайный вальс»: «Ночь коротка, спят облака, И лежит у меня на ладони незнакомая ваша рука…». Гимн великой реке — «Ой, Днипро, Днипро, ты широк, могуч…» — которую на Украине поют, как народную песню — а она рукотворная, она сочинена советским композитором на стихи советского поэта: «…кто погиб за Днепр, будет жить века…» И знакомая с детства, по начальным кадрам фильма «Место встречи изменить нельзя»: «С боем взяли мы Орёл, город весь прошли, и последней улицы название прочли…». И ещё «Нормандия-Неман» в замечательном исполнении Марка Бернеса, конечно же. И — в память о невернувшихся — пронзительное: «Я сегодня до зари встану, по широкому пройду полю…»

Но совсем наповал, в самое сердце пробивают меня лирические, таёжные песни послевоенного Фрадкина. Когда я слышу: «Поёт морзянка за стеной весёлым дискантом… Четвёртый день пурга качается над Диксоном…» — у меня сразу текут неостановимые слёзы: а я за рулём, как правило, слушаю, мне ехать надо. Приходится как-то себя смирять.

Хотя я знать не знаю, где этот Диксон, никогда его не видел — но это такая родная мне жизнь, так влекущая меня мелодия.


Не говоря про «Зимний город заснул уже, в зимнем сумраке лишь одно на двенадцатом этаже не погасло твоё окно…». Здесь уже можно в голос рыдать. Хотя отчего? Отчего?..

Но и это не финал. Дальше звучит в исполнении Кобзона: «Вы не пройдёте, нам говорили — а мы прошли…» — и я, закусив губу, умолкаю, и улыбаюсь, как дитя. Это одна из самых любимых моих песен на земле.

Марк Фрадкин родился 4 мая 1914 года в Витебске. Ушёл — 4 апреля 1990 года.

Изначально, как ни странно — он не композитор, а актёр.

До войны служил по актёрской линии в 3-м Белорусском драматическом театре.


В 1934–1937 годах учился в Ленинградском театральном институте.

Потом работал в Минском ТЮЗе.

И затем лишь поступил в Белорусскую консерваторию: понял, где призвание истинное.

В 1939 году был призван в РККА.

Во время Великой Отечественной войны занимал должность композитора Фронтового Дома Красной Армии Донского фронта. В феврале 1943 года награждён орденом Красной Звезды за цикл боевых песен.

Все перечисленные мной военные шедевры как раз во время войны и появились: ноябрь 41-го — «Песня о Днепре», 1943-й — «Случайный вальс», 1944-й — «Дорога на Берлин». Все на стихи Евгения Долматовского — поэта и офицера.

Фрадкин — автор музыки более чем к пятидесяти кинофильмам.

А ещё он сочинил одну из главных русских песен двадцатого века: «Издалека-долго течёт река Волга…» Если долго смотреть на Волгу — то она зазвучит сама по себе в сознании, внутри, в сердце.

«…когда придёшь домой в конце пути, свои ладони в Волгу опусти…»

Слова Льва Ивановича Ошанина — между прочим, не только советского поэта, но ещё и русского дворянина.

Еврейский паренёк из Витебска музыку к этим словам придумал. Славно.

Картина дня

наверх