Свежие комментарии

  • Татьяна Гуреева
    Согласна полностью!!! И сама так же мыслю. За свою подлость и предательство нужно расплачиваться. А с предателями как...Маргарита Симонья...
  • Анатолий ashkourin
    Судить надо,как пособника нацистов.БОРИС ГРЕБЕНЩИКОВ...
  • Tania Еременко
    Подонок и предатель! Больше сказать нечего.БОРИС ГРЕБЕНЩИКОВ...

"Сиксилион сиксилионов" ( хороший и добрый рассказ).

Хороший, добрый рассказ. Очень забавный и хорошо написан.

Хоть и в далёком 2005 году, но актуальность не потерял.

Сиксилион сиксилионов добро, забавно, рассказ

Букв много. Слов 1614. Осилит не каждый.

Это почти 3 страницы.

В наше быстрое время, если видео ролик длится 2 минуты, а действие начинается с 40 секунды, то признаком хорошего тона считается, сделать об этом предупреждение.)))

Но рассказ правда не плохой…

Сиксилион сиксилионов добро, забавно, рассказ

Начались каникулы. Семья Старословов поехала на дачу. Собственно, дачей это называлось условно. Это была всего-навсего двухкомнатная квартира в 2-этажном кирпичном доме в посёлке городского типа, в 40 км. от Питера. Нормальная квартира со всеми удобствами. Кроме парового отопления и горячей воды. Рядом с домом – дровяной сарай. Ну, так это же романтика, топить печь дровами! Лес виден из окна. До реки 200 метров. Чай на веранде не попьёшь, в виду отсутствия оной, зато не надо гнуть спину на грядках, опять-таки в виду отсутствия оных. И не привязывает. Хочешь – живи день, хочешь – неделю, хочешь – постоянно живи. А захотел попутешествовать – пожалуйста! И не приходится переживать, что жук напал на картошку, а мальчишки оборвали весь крыжовник.

Раньше в этой квартире жили Костины дедушка и бабушка, а после их смерти родители решили квартиру не продавать.



Костя сидел на скамеечке возле дома и читал Хайнлайна, которого он очень любил.

Между домом и лесом – детская площадка. На площадке играют малыши. Мальчики. Лет 6-8. Их четверо. Одного из них зовут Юра. Юра живёт в том же доме, в котором находится «дача» Старословов, в квартире напротив. Другого мальчика, Юриного приятеля зовут Игорь. Остальные Косте не знакомы.

Дети играли, болтали о чём-то, спорили. Собственно, Косте не было никакого дела до их забав. Он был увлечён Хайнлайном. Иногда, когда малыши начинали уж слишком шуметь, Константин отрывал глаза от книги, бросал на них взгляд, усмехался и продолжал читать дальше.

Юра вдруг направился к Константину. За собой он тащил какую-то длинную штуку с многочисленными кнопками, шкалами, рычажками и лампочками.

– А что это такое? – спросил малыш.

– Какая-то приборная доска, вероятно откуда-то отломанная. Пульт.

– Я же говорю, что это пульт! – крикнул Юра остальным малышам и побежал играть дальше.

Костя снова углубился в чтение.

Спустя некоторое время, из окна раздался крик Юриной мамы.

– Юра! Обедать!

– Мама! Я сейчас!

Через минуту Юра с обломком приборной доски снова стоял возле Кости.

– Ты здесь будешь сидеть?

– Пока буду.

– Меня обедать зовут. Полчаса ещё побудешь?

– Побуду.

– Посторожи пульт. Ладно?

– Ладно.

– Только никому не давай его. Особенно Герке. Видишь вон того в красной рубашке? – Юра показал на самого рослого, вероятно, самого старшего из малышей.

– Договорились. Не отдам. Ни за что! – улыбнулся Костя, – беги обедать.

– Я быстро! – Юра аккуратно положил доску на скамейку, рядом с Костей.

– Р-р-р! – зарычал Юра, изображая, вероятно, автомобиль или самолёт и, обернувшись в дверях парадной, ещё раз крикнул:

    – Только не отдавай!

Всё это время 3 остальных мальчика стояли поотдаль и внимательно следили за Костей и Юрой. Несколько минут они от чём-то совещались вполголоса, потом все вместе направились к Косте. Гера протянул руку к пульту, желая взять его. Костя отвёл руку:

– Нельзя.

– Почему?

– Юра не разрешил?

– А Юра что, большой начальник?

– Нет. Но это вещь его.

– А кто сказал, что его?

– Он и сказал.

– Он врёт! Это наш пульт.

– Может быть и врёт. Я в ваши дела не вникаю. Разбирайтесь сами. Но раз он попросил меня никому не давать, я не дам.

– Это наша вещь. Он её украл.

– Да ну?

– Да.

– Ничего не знаю.

– Это моего папы! Ему для работы нужно.

– Что ты говоришь? А кем твой папа работает?

– Инженером.

– И таскает такие штуки с работы домой?

– Да. Он берёт иногда работу на дом. Не успевает всё сделать. Он расстроится.

– И даёт тебе поиграть с тем, с чем работает?

– Я сам взял.

– Ну, тогда с тебя и спрос.

– Папе попадёт, если я не верну.

– Ладно. Вот если твой папа подойдёт сюда и сам скажет, что это его вещь, я, конечно же, отдам ему.

– Он занят сейчас.

– Я никуда не спешу.

– А если я позову папу, мне попадёт, за то, что без спросу взял.

– Сам виноват.

– Он ремнём меня бить будет.

– Ай-ай-ай! Не хорошо детей ремнём. Очень сочувствую, но помочь ничем не могу. Вот выйдет Юра, с ним и разбирайтесь.

– Ну, пожалуйста!

– Никаких, пожалуйста!

– Ну я же вежливо прошу!

– А ты попробуй грубо, посмотрим, что получится.

– Ну пожалуйста!

– Не дам!

– Ну, пожалуйста!!!! Ну, очень прошу!

Костя демонстративно уткуннулся в книгу.

Мальчики ещё немного поканючили и отошли. Минут через 5 вернулись.

– Хорошая погода сегодня, не правда ли, – сказал Игорь.

– Да, весьма приятная погодка и солнечная, ответил Костя.

– Скажи, а вон того мальчика как зовут? – спросил Игорь, показывая рукой куда-то в сторону дровяных сараев.

Костя повернул голову в указанном направлении, а в это время третий мальчик попытался быстро схватить пульт. Но не тут-то было. Костя успел перехватить его. Уж если не удалось взять скоростью, то состязание в силе между шестнадцатилетним юношей и семилетним мальчиком, или, даже тремя семилетними мальчиками, ясно кто это состязание выиграет, причём всем. Поэтому мальчик благоразумно отпустил пульт и быстро отскочил в сторону, чтобы не схлопотать по шее.

– Ай-ай-ай! – сказал Костя, – нехорошо воровать. Что из вас вырастет, а?

– Это мы воруем?! – возмутился Гера, – это Юрка у нас украл!

– До свидания! – сказал Костя, после чего засунул пульт между своей спиной и спинкой скамейки и вернулся к книге.

Малыши отошли.

– Не отдаст! – вздохнул Игорь.

– Надо забрать, - серьёзно сказал Гера,

– Любой ценой, – не менее серьёзно сказал Валера, третий мальчик, весь в веснушках и с содранными коленками.

– А мы дадим ему денег, – вдруг предложил Гера. – У кого есть деньги?

Порылись в карманах. У Игоря денег не нашлось. У Валеры завалялась 10-копеечная монета. Зато у Геры нашёлся аж целый рубль.

– Сначала мы предложим ему 10 копеек, – рассудил Гера, – А если скажет мало, дадим рубль.

Малыши снова направились к скамейке, на которой сидел Костя.

– Вот, – Валера протянул гривенник.

– Что это?

– Не видишь? Деньги!

– Вижу, что деньги.

– Возьми.

– Подаёшь, что ли? Да я, вроде бы, не нищий.

– Не! Это мы тебе за пульт.

– Купить, что ли решили?

– Ага!

– Так не со мной говорить надо.

– А с кем?

– С Юрой.

– А мы с тобой хотим!

– Ничем не могу помочь.

– А за рубль продашь?

– Нет.

– А за рубль и 10 копеек? – сообразил Игорь.

– Краденным не торгую.

– А за 2 рубля? – двух рублей у малышей не было, но Гера решил блефануть.

– Нет.

– А за 3?

– И за 3 не продаю.

– И за 10?

Костя покачал головой.

– И за 20?

Костя покачал головой снова.

– И за 100?

– И за тысячу не продам.

– И за миллион?

– И за миллиард.

– Долларов?

– И даже.

– А за сискилион стерлигов? – Игорь имел в виду секстильон. Это было самое большое числительное, которое он знал.

– Не-а.

– А за сискилион сиксилионов?

– Не!

– А за сискилион сиксилионов сиксилионов сиксилионов сиксилионов сиксилионов сиксилионов сиксилионов сиксилионов сиксилионов... – Игорь аж глаза закрыл и не менее 2-х минут продолжал в том же духе. Такая пачка денег не уместилась бы, пожалуй, в пределах галактики, даже в 100-фунтовых банкнотах. Когда же Игорь открыл глаза Костя снова покачал головой.

– А за бессчётное количество – Гера не знал никаких сиксилионов, и полагал, что самое большое число, какое может быть это бесчётное количество.

– И за бессчётное количество.

– Но ведь за бессчётное количество ты можешь купить... ты можешь купить бессчётное количество таких пультов!

– И вы тоже. Что же не покупаете?

– Мы этот хотим!

– А этот не продаётся. У Юры спросите, может он продаст.



– Пошли!

Гера сделал мальчикам знак следовать за ним.

– Он что, глупенький? Конечно он понял, что у нас и 2 рублей нет. Тем более бессчётного количества. Надо ему предложить то, что есть.

– А может он не согласится всё равно? – предположил Игорь.

– Почему? – удивился Гера.

– Ну, он же говорит, что это не его, а Юрино. Поэтому не даст.

– А мы дадим ему чего-нибудь хорошего и даст нам пульт.

– Не даст. Он неподкупный, кажется.

– Неподкупных не бывает, друг мой, – философски заметил Гера. Все продаются. Просто надо знать цену.

– А как узнать?

– Методом проб и ошибок. Знаешь такой? Вот принесём мы ему какую-нибудь вещь. Не отдаст он пульт. Принесём другую. Потом третью. Так и выясним, что ему нужно.

Мальчики снова подошли к Косте.

– На! – Игорь протянул Косте половинку красного футляра для очков с выгравированным золотым узором.

– Что это?

– Коробочка. Правда, красивая?

– Правда.

– Давай меняться. Мы тебе – коробочку, а ты нам – пульт.

– Не могу. Это чужая вещь. Я не могу менять её.

– Тогда возьми копьё – Гера протянул Косте стальной прутик.

– Я же сказал, что не меняю.

– А на фантик. Смотри, какой красивый?

– Не меняю.

Последующие полчаса малыши складывали на краю скамейки очень ценные вещи, а именно:

• страничка «Апрель» из календаря «Санкт-Петербург» за прошлый год,

• игрушечная полицейская машина без 1 колеса,

• порванный собачий намордник,

• пластмассовый солдатик, голову которого явно кто-то жевал,

• искусственная ромашка.

• розовый абажур,

• фломастер, в котором кончились чернила,

• металлический стержень, неизвестного назначения,

• черенок детской лопатки,

• кусок дюраллюминиевой проволоки, длиной не менее чем в 20 см.,

• эмалированная кастрюля, с чёрными пятнами в тех местах, где облупилась эмаль,

• причудливая винная бутылка,

• довольно вместительный чемодан со сломанной молнией,

• яйцо из-под «киндер сюрприза»

• обглоданная куринная косточка, гордо наречённая костью динозавра...

Но даже после того, как Косте предложили гнутую брошку с бижутерией, по единогласному утверждению малышей, золотую с бриллиантом, он отказался.

В тот момент, когда Валера стягивал с себя «последнюю» рубашку, чтобы отдать Косте, из парадной вышел Юра. Причём вышел он не один, а со своим старшим братом пятиклассником Сергеем.

Юра взял пульт из рук Кости.

– Вот он, сказал Юра брату.

– Да, интересная штуковина, – отозвался Сергей, рассматривая пульт.

И братья пошли гулять.

– Эх ты, – вздохнул Игорь, когда малыши сгребали свои богатства, – Мы тебе такие вещи предлагали. А ты ничего не взял. И пульт у тебя всё рано не остался. Дурак.

Костя не обиделся. Он усмехнулся и снова вернулся к Хайнлайну.

– Да, странный он, – вздохнул Валера, когда малыши отошли от Кости достаточно далеко, чтобы тот не слышал.

– А, по моему, ничего странного нет. Скажи, ты бы обменял пульт на всю эту кучу? – спросил Игорь?

– Я бы нет, – ответил Валера.

– А ты? – спросил он Геру?

– Конечно, нет!

– Ну, вот. А он уже в 10 классе! Он что, по вашему, глупее нас? Пульт-то лучше, чем всё то, что мы ему нанесли.

– Но ведь и пульт он себе не оставил, – резонно заметил Гера, – Почему?

– Почему? Почему? – передразнил Игорь, – Он же сказал, что вещь чужая и отдать её он никому не может.

– Значит он всё таки неподкупный? – удивился Валера.

И никто ему не возразил.

Сиксилион сиксилионов добро, забавно, рассказ
 
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх