♀♂ Гостиная для друзей

36 627 подписчиков

Свежие комментарии

  • tamila
    Что значит "замена"? Тот кто захотел уже ушел, а покупать любовь к Родине это по меньшей мере подло.Я за него. И мы з...
  • tamila
    Евгений Янович, идиотничайте почаще!!! Такие правильные мысли.Несколько вопросо...
  • Lady Ra Ra
    Ну ! И надо было ВСЕ  ЭТО ?! Зачем ВСЕ  ЭТО ?!Я за него. И мы з...

Урезанные мгновения весны

Урезанные мгновения весныПастор Шлаг и агент Клаус. Кадр из фильма "Семнадцать мгновений весны" (1973)

11 августа 1973 года в СССР был впервые начат показ сериала "Семнадцать мгновений весны". Как ни странно, но я помню этот самый первый показ, хотя мне было до смешного мало лет, я ещё ходил тогда в детский сад. Но трудно было не запомнить, как вечером в определённое время все домашние, как по команде, усаживались вокруг маленького чёрно-белого телевизора, стоявшего в углу комнаты, и внимательно смотрели очередную серию "Мгновений". Цветные телевизоры тогда ещё были в диковинку, они стали обыденным явлением чуть позже. Поэтому и чёрно-белый фильм, каким был сериал изначально, воспринимался нормально.

Но не стоило бы вспоминать эту дату только ради личных впечатлений. Интересно и показательно другое — что в постсоветской России этот ставший киноклассикой сериал не постеснялись подвергнуть цензуре. Благо представился предлог: в 2009 году сериал "раскрашивали", превращая из чёрно-белого в цветной. И попутно выстригли из него кое-что, что сильно резало уши современным поборникам "благочестия". Что же это? А вот диалоги агента гестапо Клауса с пастором Шлагом, где Клаус, изображая из себя коммуниста и атеиста, критиковал (причём довольно мягко) германскую католическую церковь.

Вырезанные фрагменты обозначены полужирным шрифтом.

Клаус говорит пастору:

— Хм, прекрасно... Вы знаете, пастор, вам бы в Рим, трибуном. Но и здесь я вас ловлю за руку. Значит, обличать в человеке низменное и ужасное возможно?

Пастор отвечает:

— Безусловно. Но не врождённое, а привнесённое.

— Прекрасно. Так вот, до ареста я был журналистом, я вам об этом рассказывал. И вот мои корреспонденции запрещали нацисты и церковь одновременно.

— Что касается церкви, она, очевидно, была против вас, потому что вы неверно трактовали человека. Слишком жестоко, что ли.

— Нет, я не трактовал человека! Я показывал мир воров и проституток. Так вот, гитлеровцы считали это клеветой на высшую расу, а церковь — на человека.

— Я не боюсь правды...

— Боитесь. Не вы, так ваши коллеги. Я показывал падших, которые стремились попасть в церковь. Но церковь их отталкивала. Потому что паства не хотела принимать в храмах падших. А пастырь никогда не шёл против паствы.

— О, пастырю трудно идти против паствы. Но и идти за паствой тоже ему не следует...

И вот по этому безобидному, в общем-то, диалогу, буржуйская цензура не удержалась, чтобы не пройтись своими ножницами. Конечно, это были отнюдь не единственные правки сериала — весь его перекроили и урезали. Понятна горечь исполнителя главной роли Вячеслава Тихонова, который сказал: "То, что сделали с картиной, — преступление. Это не та картина, в которой я участвовал. Это не та картина, которую снимали оператор Пётр Катаев и художник-постановщик Борис Дуленков, это не та картина, для которой работали Таривердиев и Рождественский. И это ко всем нам не имеет почти никакого отношения".

Но, может быть, щелчки буржуйско-клерикальных ножниц над "17 мгновениями" — это что-то исключительное, небывалое? Вовсе нет. В том же духе порезали советский сериал "Вечный зов" — изменив пассажи, касающиеся веры и церкви. А советский документальный сериал "Великая Отечественная" ("Неизвестная война"), наоборот, "дополнили" кадрами отлёта некоего самолёта с иконами и священниками для вознесения молитв... Почему молитвы надо было якобы возносить при помощи авиации — одному богу известно. Вероятно, во время войны для авиации не было иного, более насущного применения, нежели проведение молебнов. Или с самолёта для божьих ушей слышимость лучше?..

Иногда говорят, что с крушением социализма граждане бывшего СССР, мол, "обрели свободу". Свободу слова, печати (хотя с конца 80-х годов эти свободы существовали и в СССР). Действительно, у них появилась "свобода" устанавливать по обочинам дорог биллборды с портретами Николая II и слезливыми надписями "Прости нас, Государь!" — такое в СССР, даже перестроечном, представить себе всё же трудновато. А вот свобода помещать в газетах весёлые рисунки с изображениями святых, ангелов, пророков, богов и т.д. (даже самые добродушные, в духе Жака Эффеля), которую никто и никогда не ограничивал в СССР — исчезла. Как будто заработало старое царское уложение о наказаниях — которое карало тюрьмой за "богохульство и кощунство". Впрочем, разве оно и впрямь не заработало? И даже советскую киноклассику в угоду этим новым веяниям не постеснялись кромсать ножницами... Но тогда стоило ли останавливаться на полдороге? Следовало поменять и название раскрашенного сериала — вместо "Семнадцать мгновений весны" назвать его "Шестнадцать с половиной мгновений весны" или как-то в этом роде. По крайней мере, это было бы честнее...

Источник.

Картина дня

наверх