Свежие комментарии

  • Liudmila Solodko
    Зато там никто и никому ничего не обещает, но и не дает, вертись сам как можешь. Моя дальняя родственница 10 лет прож...Факты о США, из-з...
  • Pavel Luspekaev
    Какая мразь! Гореть этим тварям в аду!Помни о Коломые. ...
  • А Кудасов
    Возможно и так, и тем не менее уровень там много выше. Нам взамен многочисленные обещания самых высокопоставленных ли...Факты о США, из-з...

Жили у матери – должны сами её дохаживать, а не сдавать в пансионат

– Так мне и сказала: ищем, говорит, пансионат для Нины Ивановны, в Подмосковье они такие дорогие, хочется найти что-то побюджетней! – грустно рассказывает про свою соседку шестидесятилетняя Ольга Даниловна.

– Нет, ну каково? Побюджетней им еще! О каком вообще пансионате речь может идти, если они живут в ее квартире! Я считаю, что невестка с сыном обязаны Нину лечить и досматривать дома, и точка! У нее бы, может, и инсульта этого не случилось, если бы она жила одна, в свое удовольствие. Но нет! Она младшего сынка с семьей на шее везла последние лет пятнадцать. А теперь они ее – в пансионат!

Жили у матери – должны сами её дохаживать, а не сдавать в пансионат

Ольга Даниловна вполне в курсе дел соседей: Нина Ивановна – ее соседка и хорошая подруга чуть ли не с юности, а когда обе вышли на пенсию, вообще стали не разлей вода.

– Ниночка часто у меня в квартире спасалась от своего колхоза! – вздыхает Ольга Даниловна. – Говорит, посижу у тебя в тишине хоть полчаса без криков и воплей!.. Квартира у них вроде и большая, трехкомнатная, но младший сын женился, жену привел к матери и нарожали они троих детей. Двенадцать лет уже вместе живут. Конечно, Нина все время была у них на подхвате. 

– С внуками сидела?

– Да делала все подряд! То готовила, то убирала, то с коляской вокруг дома в семь утра круги нарезала – младший внук у них давал жару, спал вообще только на улице.

С младшим погуляет, домой идет, а ей уже старшего одели – бери, в школу веди… Я ей еще говорила – Нинок, ты героиня, тебе твои дети памятник должны поставить. Вот тебе и памятник! Пансионат ищут подешевле…

У самой Ольги Даниловны детей нет и не было, а вот у Нины Ивановны их двое. Старший сын давно живет отдельно и самостоятельно, женат второй раз, от первого брака ребенок, который, конечно же, живет с бывшей женой, во втором браке детей нет. Свой жилищный вопрос старший решил сам, без помощи матери. Взяли ипотеку еще с первой женой, при разводе как-то там все поделили, и мужчина взял вторую ипотеку уже самостоятельно. Купил однокомнатную, потом женился. У жены тоже была добрачная недвижимость. Свои квартиры супруги сдали в аренду, и взяли общую ипотеку на трехкомнатную.

Как говорит Ольга Даниловна, все сделано максимально по уму.

Зато младший, видимо, живет не умом, а так. Куда кривая вывезет… Мать его жалела и бесконечно везла на своей шее, и вот теперь случилось то, что случилось…

– Где-то в глубине души старший обижен на мать! – вздыхает Ольга Даниловна. – Невестка Нинина говорит, они с женой вообще отморозились. Когда Нина в больницу попала, Андрей Сережке так и заявил: мать лечить и досматривать – ваша зона ответственности, мол. Она вам все время помогала, детей вон вырастила. С моим ребенком только по праздникам виделась. Вот пусть жена твоя теперь и отрабатывает… Ну, честно говоря, где-то он прав, я бы тоже на его месте так сказала…

Инсульт у Нины Ивановны случился абсолютно на ровном месте. Сидела на кухне, разговаривала с невесткой, мимоходом пожаловалась на сильную головную боль – «голова раскалывается» и онемение в левой руке. 

– Пойду, говорит, прилягу! – рассказывала потом невестка Марина. – Встала, пошла, смотрю, у нее походка какая-то странная. Я перепугалась и по какому-то наитию вызвала скорую, хотя Нина Ивановна категорически против была. Они приехали, сразу сказали, что инсульт. Увезли в больницу, и закрутилось…

Поражение у Нины Ивановны довольно обширное, и прогнозов пока врачи не дают. 

– Мать сама виновата, что так получилось! – чуть не плачет Марина. – Я ей говорила! Питание надо отрегулировать, за весом следить, давление мерять и пить лекарства. Она же вообще к врачам не ходила, не обследовалась. Лекарства ей выписали на постоянку уже, так она их и не пила толком…

– Да когда ей было по врачам-то ходить! – вздыхает Ольга Даниловна. – Только из школы старшего приведет, обедом накормит – в сад за вторым надо идти! Из сада вернется, ее уже коляска собранная ждет! Иди, мама, гуляй в парк, раньше чем через полтора часа не возвращайся!

– Я старалась, чтоб мать гуляла больше, ходила ногами, двигалась как-то! – с раздражением объясняет Марина. – Если бы она жила одна, то уже приросла бы к дивану! Бутерброды бы ела да сериалы смотрела сутками…

Марина утверждает, что с детьми и с лежачей свекровью одновременно не справится. Младшему еще двух лет нет, старший школьник, средний в саду. Они с мужем сейчас ищут подходящий пансионат для матери. Денег у них, как всегда, немного, а удовольствие это – пристроить лежачего больного в пансионат – как оказалось, не из дешевых. Поэтому ищется бюджетное заведение. И Ольга Даниловна, как подруга больной, просто вне себя от негодования.

– Я считаю, это вообще дно – сбагрить мать в богадельню, а самим остаться в ее квартире! – возмущается она. – Бедная Нина… Растила детей, потом внуков, а сейчас вот такое…

Как считаете, невестка в такой ситуации должна отрабатывать сделанное ей добро – засучить рукава и собственноручно носить горшки из-под свекрови? Ну ведь свекровь-то носила из-под ее детей. И из дома не выгнала их с сыном. Все безропотно принимала, помогала, чем могла. Такую свекровь действительно преступно сдать в богадельню?

Или этот крест должны нести сыновья, невестка здесь вообще ни при чем, она должна только своим родителям?

А может, и вовсе ничего из ряда выходящего не происходит? Больной действительно будет лучше в специализированном заведении, где есть специально обученный персонал. 

Подруга больной возмущается зря?

Что думаете?

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх